.кошачья мята
Когда я была совсем еще маленькой, все вокруг удивлялись моему таланту заплакать от одной мне понятной обиды. Я могла зареветь от того, что меня испугал страшный взгляд незнакомого человека. Со мной всегда надо было быть осторожным в словах и действиях. Я могла пуститься в безудержные рыдания после одного неосторожного слова. В общем-то я и сейчас могу. Но это происходит тогда, когда никто не видит. Теперь я могу слишком долго держать маску безразличия и отвечать на грубость грубостью. Но что делать, когда обижают лишь чертовы обстоятельства?
Порядка двух лет назад я научилась держать хотя бы часть эмоций в себе. Кто-то даже успел назвать меня бесчувственной сволочью, скрывающей истинные эмоции под чем-то совсем другим.... Я никогда не скрывала своих чувств. Просто я сводила их к такому минимуму, на который только была способна, что иногда мне самой становилось страшно, что я превращаюсь в черствую дрянь, забывающую про эмоции.
Все сыпется под откос, когда кажется, что ты никому не нужен. Все давит настолько, что я не понимаю, почему никто не чувствует моей боли на расстоянии даже одной комнаты. Мне кажется, что она мчится по всему городу. Да, я знаю, что мир не должен вертеться вокруг меня, но неужели ни один человек не слышит, как мое сердце рвется на части? Неужели обстоятельства не способны хоть раз отступить и позволить мне сделать то, чего я хочу? Кто-то наверху глух к моим словам. Я вспоминаю, как в детстве могла зарыдать без повода. Абсолютно точно ощущаю это с собой сейчас. Как к горлу подкатывает необъяснимый комок из страхов и боли. Как слезы наворачиваются уже пять минут подряд, но все так же держатся у глаз. Я закрываю глаза, а изнутри наконец вырывается глухой стон. И я рыдаю в голос. Впервые за два с половиной года.